You are viewing kertis_odesski

kertis_odesski
Освобождение Киева. 
29th-Dec-2008 11:09 pm
Подарок Сталину.

При освобождении Киева, советская армия потеряла около полумиллиона солдат - только из за того,
что Иосиф Сталин хотел приурочить это событие к очередной годовщине Октябрьской революции.


  Одна из самых страшных операций в ходе войны - такой осталась в памяти многих советских солдат переправа через Днепр и освобождение Киева. "25 тыс. воинов входят в воду, а выходит на том берегу з тыс., максимум пять.", - так вспоминал о переправе через Днепр Виктор Астафьев, российский писатель и участник тех событий. 6 ноября в Украине
отметили 65-ю годовщину боёв, в результате которых столицу Украины освободили от немецких оккупантов. Советская историография считала что именно этот эпизод вместе с операцией по форсированию Днепра стал переломным моментом в войне. После него Красная армия уверенно стала продвигаться на запад, не оставив Германии шансов повернуть ситуацию вспять. В то же время эта промежуточная победа была одержана ценой огромных жертв. Согласно подсчётам историков, при освобождении Киева сложили голову более 400 тыс. советских военных. Этих бы потерь можно было избежать если бы руководители СССР не посчитали что Киев непременно должен освободить фронт со словами "украинский" в названии, а саму дату освобождения не подгоняли бы к годовщине Октябрьской революции.

Глупость Хрущёва.

  После окончания Курской битвы в конце августа 1943 года советские войска 750-километровым фронтом вышли к Днепру. Центр боевых действий переместился в район среднего течения реки. Настал кульминационный момент битвы за Украину.
  15 сентября Ставка Фюрера констатировала потерю Левобережной Украины и Донбасса, приказав своим войскам отойти на линию реки Сож, Днепр, Молочная и здесь задержать наступление Красной армии.
  Так Днепр стал стратегическим рубежом. Важнейшим его опорным пунктом был Киев. Потеря Киева грозила немцам тем, что их группа армий ЮГ оказалась бы отрезана от группы Центр. И если советские войска ударят в такой ситуации на западе и юго-западе, южная группировка немцев попадает в окружение. Чтобы значение операции по освобождению Киева стало ясно каждому советскому бойцу и командиру, Ставка Верховного главнокомандования издала специальную директиву, где за успешное форсирование Днепра командирам обещали орден Александра Суворова, а личному составу - звание Героя Советского Союза. Первыми успехами на киевском направлении отличились войска левого фланга центрального Фронта.
Уже 22 сентября 1943 года части его 13-й армии с помощью партизанских отрядов форсировали Днепр в районе устья реки Припять, севернее столицы Украины. То же проделали и соединения 60-й армии того же фронта. В руках советских воинов оказался удобный плацдарм для организации удара по противнику с севера, где у него не было существенных сил.
  Всё складывалось как нельзя удачно, но Ставка Верховного главнокомандования в лице самого советского лидера Иосифа Сталина не захотела идти простым путём. Командующий  Центральным фронтом Константин Рокоссовский предлагал дать резервы и одним ударом  с севера был готов освободить Киев. Но всех переубедил Никита Хрущёв, будущий глава СССР и член Военного совета Воронежского фронта и первый секретарь Центрального комитета Компартии Украины. Он хотел чтобы именно его фронт стоящий напротив Киева освобождал столицу советской Украины. Хрущёва поддерживал и самый известный советский военачальник второй мировой войны - маршал Георгий Жуков.
  По мнению будущего ниспровергателя культа Сталина, украинский город должны освобождать именно украинские войска. Под это дело Воронежский фронт в спешном прядке в октябре 1943 переименовали  в 1-й Украинский.
  Потери которые могли понести войска никого из этих деятелей не интересовали. Недаром тот же Жуков в 1945-м на встрече с командующим войсками союзников американцев Дуайтом Эйзенхауэром так рассказывал о боевых приёмах советской армии: "когда мы наталкивались на минное поле, то наша пехота его так как будто мин там не было. Потери, какие мы несли от противопехотных мин, мы считали равными только тем, которые бы понесли рт пулемётного огня и артиллерии, если бы немцы вместо минных полей решительно защищали этот участок сильным военным соединением. Однако атакующая пехота не взрывает мину противотанковую. И после того как она проникает в глубину минного поля и создаёт плацдарм, подходят сапёры и делают проходы, через которые может пройти наша боевая техника."
   Американец был шокирован. "Я ясно представил себе яркую картину  того, чтобы случилось с любым американским или британским командующим, если бы он применил подобную тактику", - вспоминал Эйзенхауэр.


Смертельные струйки.
 
   Немцы были настроены куда серьёзней. Они не собирались разменивать войну на некие идеологические установки, а старались оставить за собой Правобережную Украину и не допустить противника к границам Польши. Чётко это видно из приказа главнокомандующего армии ЮГ:"заданием гарнизона Киева, есть круговая оборона города до последней возможности. При этом все резервы должны быть исчерпаны, необходимо использовать для обороны всех, до последнего немца".
  Гитлеровцы разделили город на три сектора и стали сооружать там укреплённые районы. Строили их местные жители и военнопленные.
  В советской ставке для наступления выбрали плацдарм размером 11 км вдоль фронта и 6 км в глубину на правом берегу Днепра возле села Великий Букрин, южнее Киева. Имено здесь ночью 22 сентября началась первая попытка массового форсирования Днепра.
  Украинский историк Виктор Король, который изучал эту операцию, рассказывает, что первыми в воду вошли бойцы штрафных батальонов. "плывя под страшным огнём врага на правый берег, они тонули тысячами - утверждает исследователь. В журналах архива минобороны прежнего СССР есть ряд лаконичных записей с фамилиями погибших:"тело утонуло в реке". Такая надпись стоит напротив тысяч фамилий"
  Холодные воды Днепра стали могилой для десятков тысяч людей, случилось это потому что в первый день переправы в наличии у бойцов было лишь 16 понтонов - специальных приспособлений для преодоления водной преграды. Правда на следующий день привезли ещё 32 понтона, но и этого оказалось слишком мало. Рядовым бойцам пришлось переплывать реку кто на чём мог. Участники операции вспоминали, что в ход было пущено всё: лодки местных жителей спрятанные в камышах, пустые бочки из под горючего брошенные немцами при отступлении, доски, юрёвна, снятые с петель двери. Тех кто не утонал сам, немцы методично расстреливали.
Писатель Астафьев, сам плывший тогда через Днепр, писал, что самыми страшными были немецкие пулемёты, особенно лёгкие, марки MG, с лентой на 500 патронов.
  "Все они были предварительно пристреляны и теперь вроде бы узких шеек брандспойтов поливали берег, остров, реку, в которой кипело месиво из людей. Старые и молодые, сознательные и несознательные, добровольцы и мобилизованные военкоматами, штрафники и гвардейцы, россияне и не россияне - все они кричали одни и те же слова: "МАМА! ГОСПОДИ! БОЖЕ! ПОМОГИТЕ!"... а пулемёты секли и секли, поливая разноцветными смертельными струйками. Хватаясь друг за друга, раненные и те кого ещё не зацепили пули, вязанками шли под воду, река холмилась пузырьками, вздрагивала от человеческих судорог, пенилась красными бурунами", - так описал эту картину Астафьев.
  Из Букрина советские войска дважды пытались наступать на столицу Украины, но безуспешно. Несмотря на техническое и численное превосходство, советское руководство неверно оценило силы, систему обороны немцев, проигнорировало особенности местности, которые ограничивали широкое применение танков. Неудачей закончилась и операция по заброске в тыл противника двух воздушно-десантных бригад, которые должны были помочь наступлению основных сил.


Прозрение.


В районе Букрина Красная армия потеряла, по данным историка Короля 40 тыс. бойцов. Его коллега Владимир Кучер называет ещё большую цифру - 240 тыс. Несомненно одно - погибших было очень много. Тела многих из них ещё долго проплывали по Днепру, их заносило и в Чёрное море, а некоторых из погибших обнаруживали даже у берегов Турции. Только после огромных потерь, Николай Ватутин, командующий фронтом, понял что надо что то менять. Тогда появились новые предложения по освобождению столицы Украины.
  24 октября Ставка Верховного главнокомандования утвердила новую директиву войскам 1-го Украинского фронта. Документ обязал командование учесть предыдущие ошибки, улучшить возможность использования танковых войск, передислоцировать 200 тыс. военных с букринского плацдарма в район Лютежа, населённого пункта севернее украинской столицы. И уже оттуда идти на Киев. Причём не обошлось и без идеологии: операцию приказал Сталин, нужно в любом случае завершить к 26-й годовщине социалистической революции, то есть до 7 ноября.
   Чтобы успеть, советским солдатам, и без того измученным бесплодными попытками взять город, пришлось проделать титаническую работу. Все перемещения войск происходили только ночью - днём на местах прежней дислокации стояли собранные под покровом тьмы макеты танков, артиллерийских батарей. В прежнем режиме работали радиостанции, вела огонь со старых позиций артиллерия. Чтобы запутать германскую разведку, командование фронта выпустило фальшивый приказ о переходе к обороне. И до 1-го ноября переброска основных сил закончилась.
  Спустя три дня советские войска пошли на штурм немецких позиций из района Лютежа, а уже к утру 6 ноября как и приказывал вождь, Красная армия вошла в Киев. Вечером того же дня, Москва салютовала доблестным войскам 1-го Украинского фронта 24 залпами из 342 орудий.
 В результате в битве за Киев советская сторона потеряла 417 тыс. солдат. Немцы недосчитались 124 тыс. человек. Но руководство Советского Союза не считало потерь - для них главная задача была выполнена.
  "Для Иосифа Сталина человеческая жизнь ничего не значила - трупом больше, трупом меньше - ему всё равно", - отмечал впоследствии Пётр Ивашутин, генерал армии, Герой Советского Союза, начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба СССР в 60-80-х годах прошлого века, в годы войны командовавший контрразведкой 3-го Украинского фронта.


 ПОДРУЧНЫЕ СРЕДСТВА:
Далеко не всегда советские солдаты попадали на другой берег по наведённым переправам,
первая волна освободителей довольствовалась тем что попадалось по руку, включая доски, брёвна, пустые канистры.



ПРОШЛИ СКВОЗЬ СМЕРТЬ:
Желание советских лидеров освободить Киев к октябрьским праздникам привело к неоправданным жертвам.








ИЗМУЧЕННЫЕ ОСВОБОЖДЕНИЕМ:
Битва за Киев обошлась Красной дорогой ценой - она потеряла более 400 тыс. воинов.
 
Comments 
31st-Dec-2008 10:35 am (UTC)
Берлин еще к первому мая брали так же :( пц
31st-Dec-2008 11:39 am (UTC)
Я давно заметил, что советские герои это герои которые пожертвовали своей жизнью. Герои смертники.
Гастелло, Матросов и тд. Призыв ясен: пожертвуй собой за родину, за Сталина.
В германской армии было наоборот, в героях ходили образцы для подражания, сбившие больше всех самолётов, танков и тд.
Призыв совершенно другой: стремись быть как можно более успешным солдатом.
8th-May-2010 10:14 am (UTC)
В советской армии точно так же практиковалось приводить в пример лучших бойцов. Наглядный пример - боевой листок, в обязательном порядке выпускаемый в подразделениях внезависимости от обстоятельств. Кто в армии служил от знает. По поводу спешки с наступлением. Лучший пример тому поражение вермахта в операции Цитадель. Первоначальное майское наступление по разным причинам было отложено до начала июля. Что дало возможность сделать советским войскам настолько глубокоэшелонированную линию обороны, что прорвать её было совершенно нереально. В сложившейся ситуации Гитлеру вообще лучше всего было отказаться от наступления на избранном направлении, но он тупо следовал своему первоначальному плану, что в результате привело к полнейшему разгрому. В случае с промедлением взятия Киева советские войска были обречены на поражение. В особенности учитывая погодные условия, которые современные исследователи вообще не принимают в расчёт, поскольку эти исследователи чаще всего теоретики, слабо представляющие, что такое вообще боевые действия. Была осень, на Украине самая распутица наступает в конце октября - ноябре. На реках, в том числе на Днепре, начинает становиться лёд, делающий переправу на плавсредствах вообще невозможной. Понтонные мосты лёд может просто снести. Следовательно снабжение наступающих войск становится невозможным. Именно поэтому взять Киев надо было до заморозков. Ну а 7 ноября - годовщина революции, это символическая веха. Кстати, моральный подъём и крепость боевого духа дают точные указания даты исполнения приказа, а это немаловажный аспект в любой войне.
This page was loaded Dec 28th 2014, 3:10 pm GMT.